Не сходите с ума - Обратитесь к психоаналитику

Классический психоанализ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
En/ Ru
Главная Технология психоанализа (пособие для анализанта) Часть 5. Что представляет собой психоанализ по форме

Часть 5. Что представляет собой психоанализ по форме

Психоанализ представляет собой особым образом структурированное общение аналитика и клиента с жестким регламентом и правилами.
Сразу хочу оговориться, что ничего шаманского или аномального в психоаналитической процедуре нет. Вся процедура достаточно прозрачна и логична, и если так можно выразиться, изящна.

Некоторые правила, регламентирующие отношения психоаналитика с клиентом, представлены мной в аналитическом договоре, с которым Вы можете познакомиться на соответствующей страничке сайта.
Чем обусловлена необходимость введения правил и регламента в аналитическую процедуру. Дело в том, что простой беседой, даже самой доверительной и исповедальной, здесь не обойдешься.

Любой человек, рассказывая о себе и своей жизни, представляет ситуацию в выгодном для себя свете, то есть, рассказывает не то, что есть, а так как ему хочется, чтобы было. Впрочем, эта истина не нова и всем известна. Психоанализу же принадлежит открытие, что человек самостоятельно, в нормальном режиме жизни, лишен самой возможности рассказывать о себе то, что есть на самом деле. Оказалось, что мышление человека, по своей природе, призвано «вывернуть» ситуацию, как выгодно человеку.
Рассказ клиента невольно уводит аналитика от истинной проблемы, задача же аналитика поставить именно истинную проблему. Возникшее противоречие призвана решить аналитическая процедура, которая структурирует общения аналитика с клиентом таким образом, что истинная проблема становится доступной для наблюдения.
Так, например, в анализе существует жесткое правило закрытости любой информации касающейся как личной жизни аналитика, так и его эстетических, сексуальных, политических, религиозных и прочих предпочтений. Для успеха анализа, клиент ничего не должен знать об аналитике, кроме его профессионального статуса, то есть, кроме того, что он «настоящий» психоаналитик.

Это правило достаточно дискомфортно для клиента и в обычной жизни общение на таких условиях невозможно. Анализ специально ставит клиента в такие дискомфортные условия, чтобы спровоцировать феномен, так называемого теневого переноса, который состоит в том, что, встречаясь с незнакомой и недоопределимой ситуацией, психика начинает выкидывать в «голову» страшилки, то есть, ситуации, с которыми человек боится встретиться. Эти «страшилки», как раз, и являются истинными проблемами, с которыми надо работать. Теневой перенос удобен для анализа тем, что это рефлекторная реакция, не поддающаяся контролю сознания, и если в обществе аналитика клиента охватывает страх, то он становится доступен для анализа, минуя желание клиента.
В общественном сознании образ психоаналитика характеризуется эмоциональной нейтральностью, которая обеспечивается в частности бородой, делающей эмоциональные колебания совершенно недоступной для наблюдения. Этот стереотип, навязываемый кинематографом, не соответствует реальности. Аналитик, стремится сделать свои эмоции доступными для клиента, потому, что клиент в них крайне нуждается. Для успеха анализа, клиент, как минимум, должен видеть, что аналитик принимает его таким, каким он есть, и эта реакция приятия естественная.

Аналитик и клиент находятся в состоянии очень тонкого эмоционального взаимодействия. Эмоциональные реакции аналитика, как вызывают проблему клиента из бессознательного (реакция переноса), так и стабилизируют его психику, делают ее готовой к встрече с этой проблемой. Бородатый, эмоционально нейтральный аналитик так же абсурден, как и пианист, играющий в варежках.
Клиент располагаетсях в кресле наискось от аналитика, на расстоянии удобном для «психоаналитического» общения (около 1,5- 2 метров). В течении сессии клиент может инстинктивно менять данное расстояние, то наклоняясь к аналитику, то откидываясь на спинку кресла

Аналитическая кушетка, как и бородатый аналитик, относится больше к разряду общественных стереотипов, навязанных кинематографом, нежели к реальной психоаналитической технологии. Справедливости ради надо сказать, что некоторые психоаналитики эксплуатируют данный стереотип, надеясь предстать перед клиентом «настоящим» психоаналитиком.

Для понимания происходящего аналитик должен иметь возможность видеть все тонкие эмоциональные реакции клиента, а клиент, в свою очередь, должен иметь возможность опереться на эмоциональные реакции аналитика. Положение, занимаемое клиентом на кушетке, не позволяет ни того, ни другого.
Если есть возможность, то аналитик стремится работать дома или в специально снятой квартире. Такое предпочтение обусловлено тем, что самое востребованное и дорогое аналитическое время приходится на вечерние часы, когда официальные учреждения закрываются.

В помещении, в котором проходит анализ, никого, кроме аналитика и клиента, нет, происходящее никто не видит и не слышит. Правило конфиденциальности соблюдается аналитиком неукоснительно.

Психоаналитик «лечит» только словом, психоанализ это принципиально «разговорный» метод. Никаких таблеток. Как я уже говорил, проблема заключается в том, что ребенок неправильно сформулировал некую незнакомую для него ситуацию и благодаря этой неправильной формулировке незнакомая ситуация приобрела патогенный характер. Задача психоанализа – найти эти «неправильные» слова и заменить их «правильными» словами.

Психоанализ не терпит тактильного контакта между клиентом и психоаналитиком, поэтому никаких рукопожатий и прочих прикосновений.