Не сходите с ума - Обратитесь к психоаналитику

Классический психоанализ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
En/ Ru
Главная Профилактика психических расстройств подросткового возраста. Как не вырастить гея! (пособие для родителей)

Профилактика психических расстройств …

 

Профилактика психических расстройств подросткового возраста.

Как не вырастить гея!

(страничка обновлена 16 марта 2017г.)


Поводом к написанию данной работы стала одна консультация, на которой несчастная мать искала у меня помощи: ее сыну-подростку грозил серьезный психиатрический диагноз, и она хотела включиться в борьбу за сына, но не знала, что именно она может сделать, а сделать, как оказалось, она могла достаточно много. Ее отношение к сыну, с одной стороны, было совершенно аномальным, с другой стороны, эта аномалия легко скорректировалась, как только я обратил на это внимание. Вот я и подумал, что надо изложить эти простые и ясные аргументы и вполне возможно, что эта простая гигиена психических отношений спасет многих юношей и девушек от безумия, сколько пользы человечеству принесло понимание необходимости мыть руки перед едой.

Для тех кому интересно, - теория вопроса, (вкратце). Основная причина большинства психических отклонений, впервые проявляющих себя в юношеском возрасте, лежит в неудовлетворительном разрешении комплекса Эдипа у мальчиков, и комплекса Электры у девочек. О комплексе Эдипа-Электры я много говорю на страницах моего сайта, желающие могут поинтересоваться. Комплекс Эдипа-Электры - это искусственно сформированное человеком представление о себе и мире, дающее ему возможность удерживать ощущение собственности над мтерью.  В данном комплексе много внутренних противоречий, которые в случае их координальной непримиримости и сводят человека с ума. Основным таким противоречием является необходимость быть "женатым" на матери (оттеснить отца от матери), быть замужем за отцом (оттеснить отца от матери), и необходимость избежать секса с матерью(отцом). Мальчику недопустимо лечь с матерью потому, что в этом случае мать превращается для него в женщину и он, таким образом, оказывается на свете, как без матери, так и без отца, который, как минимум не простит ему этого, а как максимум, просто, уничтожит. Девочке недопустимо лечь с отцом потому, что в этом случае мать становится ей, как минимум, непримиримой конкуренткой,  как максимум она ее уничтожит физически, в любом случае она теряет мать. Но и отца девочка тоже теряет, так как тот превращается в ее мужчину. Таким образом, инцест недопустим, но он витает в воздухе, так как он предполагается логикой отторжения отца от матери.

Ситуация усугубляется именно в подростковом возрасте, так как именно к тому времени, у кого-то раньше, у кого-то позже, созревают структуры мозга отвечающие за инстинкт продолжения рода. Подросток становится физически готов к сексу, и инцест, который ранее был объективно невозможным, становится вполне себе возможным, что крайне обостряет проблему. Раньше эта проблема предчувствовалась ребенком, но о ней можно было не думать, так как, инцест был "технически" невозможным, а теперь он стал возможным, соответственно уровень опасности возрос неимоверно.  Кризис подросткового возраста обуславливается именно появлением "технической" возможности инцеста и состоит в подавлении подростком данной возможности. К подавлению возникшей возможности инцеста подросток принимает все меры, на которые способен: в первую очередь - это, конечно, негативизм и агрессия, нет более надежного способа избежать сексуальных отношений, нежели конфликт. Принимаемые подростком меры мы, собственно, и называем подростковым кризисом. В данном случае, нас интересует не сам кризис подросткового возраста, а возможная помощь в его преодолении.

Что мы можем сделать? Мы не можем залезть ребенку в "голову", он не считает себя больным и не хочет общаться ни с психотерапевтом, ни с психоаналитиком, соответственно, мы не можем скорректировать его схему комплекса Эдипа-Электры изнутри, но, оказывается, мы можем скорректировать ее снаружи. Изучая структуру комплекса Эдипа-Электры, мы обнаруживаем, что важную роль в структуре комплекса занимает представление ребенка, согласно которому сам родитель противоположного пола хочет сексуальных отношений с ним. Девочка убеждена, что отец ждет не дождется пока она повзрослеет, мальчик, соответственно, убежден, что мать готова заявить на него свои сексуальные права как только это станет возможным.

И это представление гораздо ближе к сознанию подростка, чем можно было бы предположить, часто это совершенно сознательное представление. Так, например, один из моих молодых пациентов, имевший за плечами два похода в психиатрическую лечебницу и диагноз астенодепрессивный синдром был совершенно убежден, что его мать ждет, когда он наберется смелости и наконец-то займется ее сексуальным удовлетворением. Смелости у него не хватило, видимо это очень страшно, и он сбежал от нее в Москву, где пришел ко мне с совершенно расстроенной психикой и безумными планами усыпить мать эфиром и удовлетворить ее пока она будет спать. Усыпление ему было нужно, чтобы снять с матери ответственность за сие действо. На мои сомнения относительно согласия самой матери, он не менее резонно приводил факты, которые можно интерпретировать как наличие у матери сексуального интереса к нему. Только через два года анализа он смог оторвать свое либидо от матери и переключить его на другую женщину, еще два года ему понадобилось, чтобы закрепить этот успех. Я думаю, что если бы у него не было этих фактов для интерпретации, то его психике жилось бы куда спокойней.

Или другой пример. На консультации женщина лет сорока, просит помочь ей разобраться в отношениях с сыном, которые, как ей кажется, она строит неправильно. По ходу выясняется, что сын-подросток заразился национализмом, стал крайне нетерпим не только к чужеземцам, но и к ней. Ранее добрый и отзывчивый, он превратился в чужого ей агрессивного человека, кроме того, он оказался в тюрьме под следствием, и она совершенно растерялась от всех этих неожиданных перемен. Для того чтобы разобраться в деталях конфликта я предположил, что произошло обострение сексуальной составляющей комплекса Эдипа, то о чем я говорил выше. Услышав о такой возможной причине, женщина вдруг разрыдалась и сказала, что не так давно к ее совершенному ужасу сын вышел из душа совершенно голый с эрегированным членом и предложил ей заняться сексом.  В процессе консультации выяснилось, что женщина совершенно вжилась в роль маленькой девочки, а необходимую по сценарию роль отца она делегировала сыну (мужа у неё не было), который в свои неполные пятнадцать лет должен быть ей защитой и опорой. С воспитательной целью быть ближе к сыну, она стремилась стать своей в их подростковой компании и на равных с другими девчонками участвовать в их полуночных посиделках. По внешнему облику и манере говорить она, действительно, походила на маленькую девочку. Зная особенности построения комплекса Эдипа и особенности ее отношения к сыну, сделанное ей инцестуальное предложение не кажется таким уж и странным.

Это я все пока к тому, что представление о вожделеющей матери (отце) гораздо ближе к сознанию подростка, чем это можно предположить, глядя на них со стороны. И это хорошо, как это ни парадоксально может звучать. Данное представление оказывается единственной возможностью коррекции комплекса Эдипа-Электры. Родитель, своим грамотным поведением, может блокировать данное представление, и тем самым значительно снизить напряжение неразрешимой для его ребенка проблемы.

Комплекс мер, которые родитель противоположного может предпринять для снижения сексуальной проблематики комплекса Эдипа-Электры, определяется необходимостью блокировки представления подростка о нем, как о стремящегося к сексу с ним. Предложенные ниже меры являются составляющей общей культуры общения с ребенком, начиная с момента его рождения.

Абсолютно недопустимо:

1. Абсолютно недопустимо заниматься сексом на глазах у ребенка любого возраста. Какие бы стесненные жилищные условия у Вас ни были, этого делать ни в коем случае нельзя. Делайте, что хотите, выкручивайтесь как хотите, но ребенок должен только теоретически знать, что его родители занимаются сексом.

Наблюдая секс родителей, ребенок невольно ассоциирует себя с одним из них формируя у себя инцестуальный канал реализации либидо. Причем, чем в более раннем возрасте происходит данное наблюдение, тем более неадекватными могут быть эти ассоциации. Так, например, до возраста трех лет, то есть, до возраста, когда возникают устойчивые полоролевые идентификации сын, наблюдая коитус родителей, может идентифицировать себя с матерью. Не трудно догадаться, что из данной идентификации выйдет гомосексуальный канал реализации либидо.

2. Абсолютно недопустимо обнажаться перед своим ребенком. Ни в коем случае, никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя обнажаться в присутствии ребенка. О совместных походах в баню, не говоря уже о нудистских  пляжах, надо забыть как о чудовищной дикости. Надо всегда помнить, что ваш ребенок противоположного пола видит в вас именно сексуальный объект и это совсем не говорит о вашем ребенке как об извращенце - это нормальная ситуация через которую проходят все дети. К сожалению, многие застревают в ней именно благодаря родителям.

Никакие совместные походы в бассейн, фитнес клуб, пляж и пр. не могут быть причиной заставляющей Вас делить раздевалку с ребенком. При необходимости переодеться фраза должна быть только одна: "Выйди, мне надо переодеться". Одна эта фраза может спасти вашего ребенка от сумасшествия, так как она будет блокировать его представление о вас, как о потенциально открытом для него сексуальном объекте.

Дикость в этом вопросе чудовищная. От того, что твориться за закрытыми дверями квартир волосы встают дыбом. Матери совершенно на белом глазу ходят по квартире с обнаженной грудью "чего, дескать, мне стесняться я его этой грудью выкормила". Под тем предлогом, что "я у себя дома, хожу в чем мне удобно" отцы считают, чуть ли не своей прерогативой ходить по квартире в трусах, из которых торчит все их хозяйство. А то, что дочь, наблюдая это дефиле, сойдет с ума от предположения, что отец именно ей демонстрировал свои причиндалы, его в лучшем случае не интересует.

Под каким предлогом Вам бы не хотелось раздеться в присутствии  своих детей, этого делать нельзя. Дома надо носить подчеркнуто асексуальную домашнюю одежду. Эта подчеркнутость, опять же, может стать той соломинкой, которая вытащит вашего отпрыска из сумасшедшего дома.

Ни в коем случае, и ни под каким благовидным предлогом не вмешивайтесь в процесс мытья вашего отпрыска, любого пола после шести лет. Скольких моих пациентов сводит с ума стремление матери потереть им спинку.  Фраза "Ты должен мыться сам, ты уже большой" безусловно поможет вашему ребенку в его страшной борьбе со своими инцестуальными фантазиями.

Не нужно отцам вламываться в ванную комнату, где моется его четырехлетняя дочь и уж тем более не стоит принимать активное участие в мытье ее гениталий, пусть это делает мать; сына до шести лет тоже, кстати, должна мыть мать, а после пяти - пусть моется сам, он уже большой. Только неискушенному наблюдателю может показаться, что четырехлетняя девочка - это бесполое существо; если присмотреться повнимательней, то можно обнаружить вполне себе женщину, только совершенно наивную.

Целесообразно напомнить, что именно в возрасте 4-6 лет ребенок проходит генитальную фазу своего психического развития, который является таковым именно потому, что гениталии находятся в центре его пристального внимания. В этот период ребенок много занимается своими  и чужими гениталиями, много думает  об их предназначении в своей жизни и часто эти раздумья приводят его к выводу об их сверхценности.

Родителям не стоит игнорировать сложную сексуальную жизнь ребенка и в своем отношении к нему целесообразно пользоваться основным нравственным правилом: "Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы делали тебе".  Если вы не хотите, чтобы к вам в ванную "на секундочку" вломился отец или мать, то и к своему ребенку не стоит вламываться. Если вы не хотите, чтобы ваш унитаз стоял посреди гостиной, то и своего ребенка нечего сажать на горшок у всех на виду. Простой такт и уважение к внутренним переживаниям ребенка помогут вам сделать его психику более устойчивой.

3. Абсолютно недопустимо, родителю, под любым предлогом, являть из себя сексуальный объект для своего ребенка.

Не надо давать ему подглядывать за собой в ванной. Даже если это - невинная любознательность, целесообразно идти на конфликт. Фраза "Прекрати за мной подглядывать - это нехорошо, подглядывай лучше за девочками в порножурналах" будет прекрасным лекарством от "эдиповых" проблем.

Отказываясь от роли сексуального объекта для наблюдения вы, одновременно, блокируете все представление о вас, как о потенциальном сексуальном объекте для всего остального. Кроме того, и это тоже крайне важно, нацеливая сексуальность своего отпрыска на иные, помимо вас, сексуальные объекты, в данном случае на девочек из порножурналов, но это совсем не обязательно, вы выдаете иным сексуальным объектам статус разрешенных вами. Такое разрешение крайне важно для стабилизации комплекса Эдипа-Электры. Дело в том, что в структуре комплекса есть страх сексуальной измены родителю противоположного пола. Данный страх выливается в потребность быть верным, опять же в сексуальном смысле, своему родителю. Это значительно осложняет внутреннюю сексуальную жизнь ребенка, так как блокирует все каналы реализации либидо (сексуально энергии), которого у подростка в избытке, помимо инцестуального.

Ребенок не может мечтать об инцесте, так как он находится под внутренним запретом, но он не может мечтать и о сексе с представителем (представительницей) противоположного пола, так как старается хранить верность своей матери (отцу). И куда деваться в этом случае либидо совершенно непонятно, все каналы оказываются под запретом, подросток не может даже заниматься аутостимуляцией поскольку и она требует чего-то там себе представлять. В итоге, либидо затопляет сознание и приводит к психическому перенапряжению.  А так, в сознании ребенка появляется разрешенный вами сексуальный объект, который он сможет использовать для организации законного канала сброса либидо. Подростку, конечно, станет гораздо легче жить на свете, ну, и вам, разумеется, тоже.

NB. Вообще, говоря, "инцестуальный конфликт" так его назовем, чрезвычайно полезная вещь для стабилизации комплекса Эдипа-Электры. А, вот, замалчивание конфликта, наоборот, чрезвычайно вредная вещь, так как, оставляет подростку пространство для инцестуальных фантазий. Если вам даже только кажется, что ваш сын или дочь имеют какие-то сексуальные цели в отношении вас - целесообразно поконфликтовать. Фраза типа "Знаешь, что дорогая (дорогой), ты бы прикрылась, что ли, я ведь твой папа, в конце концов, перед мальчиком своим попой крутить" может быть и обидит вашу дочь, но при этом ей будет гораздо легче пережить наплыв своих инцестуальных фантазий, и, в конечном итоге, ей будет гораздо легче общаться с вами.

Специально устраивать "инцестуальные" разборки не надо. Не надо предлагать ребенку поговорить на тему "Может быть, ты думаешь, что я хочу заняться с тобой сексом". Ребенок подумает, что вы жертвуете собой ради него, что на самом деле вы все-таки, в глубине души, совсем не против секса с ним, но хотите снять с него непомерный груз инцеста. Гораздо ценнее ваше непосредственное и, разумеется, искреннее возмущение своим отпрыском, который ходит по дому в трусах. Эмоция всегда более убеждает, нежели логика. Ваше возмущение достигнет цели, если это будет возмущение поведением ребенка противоположного пола; возмущение сексуальным поведением ребенка одного с вами пола в лучшем случае никакого результата не даст, в структуре комплекса Эдипа-Электры однополый родитель является соперником, поэтому ваше возмущение будет воспринято как проявление зависти к его сексуальной конкурентоспособности.

Не надо влюблять в себя своего ребенка. Помните, если ваш ребенок влюбился в вас, его психике пришел конец. Для устойчивой работы психики ребенка, вы должны быть для него только родителем, то есть, только его надежной опорой во всех его жизненных перипетиях. Не надо стараться стать для своего ребенка примером женственности (мужественности). Помните, что ваше стремление явиться перед ребенком идеалом женственности (мужественности) воспринимается им как соблазнение, наполняет его инцестуальные фантазии энергией и, в конечном итоге, негативным образом отражается на работе его психики.

Не надо соперничать с девушкой вашего сына. Только ей он должен восхищаться, только ее он должен носить на руках, дарить подарки и цветы. Все это элементы сексуального действа, преддверие коитуса, поэтому ваши претензии на такое же внимание вашего сына абсурдны. Десять раз подумаете, прежде чем пенять сыну  на то, что он предпочитает общение с девушкой общению с вами. Ваши претензии на бессознательном уровне будут восприняты им как скрытое сексуальное предложение, что, конечно же, не прибавит ему радости в жизни.

Не он должен дарить вам цветы, подарки, обнимать вас и водить вас по ресторанам, не с ним вы должны бродить под луной и любоваться звездами. Если у вас не получилась личная жизнь, то уж точно не ваш сын должен поддерживать ваше женское реноме. В противном случае вы останетесь не только без мужчины, но и без сына, который в лучшем случае, сбежит от вашего сексуального предложения в другой город, а в худшем сгинет в психиатрической лечебнице, мучимый необходимостью удовлетворить ваши сексуальные запросы. То же самое, разумеется, относится и к отцам.

NB. (Для мам) Если у вашего сына появилась девушка, и у него с ней сложились устойчивые сексуальные отношения, считайте, что он избежал серьезных психиатрических неприятностей. А если вы еще и примите этих девушек как родных, то ему будет совсем хорошо. Одобрение вами сексуального выбора вашего сына означает для него ваш отказ от сексуальных претензий на него, что, разумеется, значительно облегчит ему борьбу со своими собственными инцестуальными фантазиями и, таким образом, будет отличным лекарством для его психики.

Проблема, сводящая с ума юношу, состоит в невозможности оторвать от матери свое либидо, мать и женщина являются ему в одном лице: в женщине он видит мать, а в матери женщину, в итоге, он оказывается и без той и без другой. Целью психоанализа является отделение сыновней любви от либидо. Когда на матери остается только сыновья любовь, а либидо получает свой собственный объект женского пола, психоанализ можно считать завершенным. Так вот, когда мать встречает девушку сына как родную, тем самым одобряя его сексуальный выбор, то происходит это самое искомое отделение либидо сына от образа матери, самой матери остается его сыновья любовь.

Если же появление у вашего сына девушки вызывает у вас протест, под любым интеллектуальным соусом, покопайте себя на предмет желания узурпировать права на свое чадо и постарайтесь понять всю абсурдность данного желания. То же самое, относится и к отцам: уважение к сексуальному выбору вашей дочери только укрепит ее психику.

Не надо требовать от сына, чтобы он помогал вам в выборе одежды, духов, украшений и пр. Не он должен оценивать насколько вы красивы и насколько вам идет то или иное платье. Это должны делать вы сами или ваш стилист, в крайнем случае, ваш мужчина, но уж никак не ваш ребенок. В идеале, ваш ребенок должен знать про вас только одно - "Моя мама лучше всех".  Запомните, если вы требуете от вашего сына оценить насколько вы красивы или насколько вам идет тот или иной наряд, вы совершаете сексуальное действо. Требуя от сына оценить вашу женскую красоту, - вы требуете чтобы он посмотрел на вас глазами мужчины, то есть, по сути, возбудиться на вас.

NB. Женская красота - это не эстетическая категория, - это, исходящий от женщины призыв к мужчине "возьми именно меня, я самая прекрасная".

В структуре комплекса Эдипа-Электры призыв родителя оценить его женские (мужские) достоинства однозначно воспринимается ребенком как закамуфлированное сексуальное предложение.

4. Абсолютно недопустимо, даже в шутку, обращаться с ребенком как с сексуальным объектом. Скольких девочек загнало в невроз хлопанье папы по их "толстой" попе или пристальное внимание к росту их вторичных половых признаков.  Все шутки типа: "Посмотри отец, какие у нашего сына волосатые ноги, - настоящий мужик растет" - это плохие шутки.

Уже с генитальной фазы развития психики, то есть с 4 лет, а то и раньше, дети позиционируют себя в качестве наивного сексуального объекта и главная задача родителей, чтобы они ни в коем случае не стали таковыми для них.

Сексуальное поведение детей только внешне может напоминать сексуальное поведение взрослых, по сути, же оно не имеет к нему никакого отношения. Если квинтесенцией взрослой сексуальности является коитус, то сутью детской сексуальности является собственная значимость - "посмотрите, какой я замечательный". Если дочка в шесть лет с удовольствием демонстрирует папе свои гениталии, то это не потому, что она хочет секса с ним, просто, она по наивности считает их сверхценной частью своего тела и хвастается папе своим "алмазом бесценным". И если папа обманется и клюнет на это "сексуальное предложение", отреагировав как-нибудь типа: "Ой, какая прелесть, дай-ка я потрогаю", то в ее комплексе Электры появится мощное объективное основание "папа в восторге от моих гениталий", и психика девочки окажется под угрозой. А если отец спокойно и серьезно крякнет: "Это, дочка, ты для мужа прибереги, перед ним будешь хвастать, а папе все это неинтересно", - то он, напротив, отнимет у комплекса Электры ее основной козырь, чем значительно его ослабит. После такой адекватной реакции отца психика девочки, ее представление о мире и себе будут формироваться также адекватно.

Или, другой пример правильной реакции на проявление детской сексуальности, один мой пациент рассказал мне следующую историю.  Одним воскресным утром они с женой ничего не подозревая смотрели телевизор, как вдруг перед экраном возник их совершенно голый шестилетний сын. Демонстративно раскручивая руками свое "хозяйство" он начал прыгать перед экраном, требуя к этому своему действу особого внимания родителей. В отличие от матери, которая побледнела как смерть и чуть не упала в обморок, отец сумел собраться, и совершенно спокойно, чем он был особенно горд,  с хорошо поставленным возмущением, так как будто он репетировал эту фразу месяц, сказал: "Сынок,  да отойдишь ты от экрана, не мешай смотреть. Что вот ведущая сейчас сказала, а?" Мать, отойдя от первого шока, и сообразив, что надо делать, пустила вторую волну возмущения невозможностью посмотреть спокойно телевизор. Сын поскучнел, перестал прыгать и пошёл в свою комнату надевать штаны, с тех пор ничего подобного не повторялось, да и сын поуспокоился по поводу бесценности своего "хозяйства".

Для выбора нужного тона в отношениях с сексуальностью ребенка нужно учитывать главное правило  - "Руки убери". Ребенок беззащитен перед сексуальной агрессией родителей, потому, что он наивный и не понимает символического значения происходящего, а родители воспринимают его непонимание как разрешение и лезут в его сексуальность, как слон в посудную лавку, а он бедный стоит и улыбается.

5. Абсолютно недопустимо, чтобы совместное пребывание в одной постели с ребенком носило сколько-нибудь сексуальный характер.

Совместное пребывание с ребенком в одной постели - это тонкий момент. С одной стороны, ребенку необходимо иметь возможность уснуть у мамы под бочком: это "возвращение в утробу" его успокаивает, снимает все страхи и беспокойства, возникающие днем и ночью. С другой стороны, всему есть предел. В данном случае, этот предел определяется появлением сексуального контекста в стремлении ребенка прильнуть к телу матери (отца).

После шести лет целесообразно мягко блокировать стремление ребенка попасть в постель к родителям фразой типа "Ты уже большой, ты должен спать один". К десяти годам, то есть, в преддверии начала подросткового криза практика совместного пребывания в постели должна быть сведена на нет.

Недопустимо, матери, после ссоры с мужем, идти спать к своему сыну, да и к дочери идти не стоит. Приход матери в постель сына имеет для последнего символическое значение и означает демонстрацию подтверждения ее сексуального предпочтения. Здесь стоит напомнить, что в основе комплекса Эдипа-Электры, лежит уверенность ребенка в своей победе над однополым родителем в борьбе за родителя противоположного пола, поэтому речь в данном случае идет именно о подтверждении сделанного когда-то матерью выбора. Отвоевав мать у отца, сын неминуемо попадает в логику данного завоевания и эта логика, в конце концов, приводит его к необходимости исполнять супружеский долг.  Таким образом, приход матери в постель к сыну (отца к дочери) лишний раз напоминает последнему, о его супружеском долге перед ней, наполняет его инцестуальные фантазии энергией. Не трудно догадаться, что избавление "головы" от энергетически заряженных инцестуальных фантазий  требует от ребенка гораздо больших психических ресурсов, и что в этом случае психический срыв гораздо более вероятен. Один из моих пациентов был вынужден стать геем, как я подозреваю, именно под давлением "сексуального" напора матери, которая бегала от мужа к нему в постель до тех пор, пока он не сбежал от нее на съемную квартиру. Строгости ради, надо сказать, что в этом случае помимо постели, между матерью и сыном было много нежности, объятий и поцелуев.

6. Абсолютно недопустимо родителю влюбляться в своего ребенка. Наверное, это самый сложный для понимания пункт. Здесь очень легко спрятать влюбленность под маску восхищения плодами своего труда. Дескать, посмотрите люди добрые, какого я парня вырастила: и статен и умен, а уж красив, так что глаз не оторвать, и кому мое сокровище достанется. Вот и пойми, то ли влюблена мать в сына, то ли восхищается плодами своего труда.

Растить ребенка для себя, насколько бы это дико не звучало, тем не менее, является принятой в обществе целью. Родитель может совершенно открыто, не боясь осуждения, говорить в обществе о том, что он растит ребенка, вкладывает в него свои последние силы и средства для каких-то своих целей. Чаще всего, мать растит сына в качестве будущего помощника или на старость, правда, при этом невестку ненавидит заранее, видимо потому, что та будет мешать ему помогать ей в старости по хозяйству. Как бы там ни было, но подростку, находящемуся под гнетом "эдиповых" противоречий, в этих восторгах матери (отца) мерещится претензия на сексуальное обладание, человеку всегда мерещится худший для него вариант развития событий.

Здесь следует акцентировать внимание на том, что влюбленность в своего ребенка, хотя и является сексуальной характеристикой отношений, совсем не предполагает секса как такового, в большинстве случаев, по крайней мере. Родитель, также как и ребенок, боится испытать инцестуальное возбуждение и защищается от него как может. Так же как и ребенку, родителю нужна эта сексуальная игра во влюбленность и ухаживания со своим ребенком противоположного пола, но сам секс ему, конечно же, не нужен, в большинстве случаев, по крайней мере. Зачем родителю нужна эта игра в данном случае не важно, чаще всего это попытка доказать окружающим свою половую состоятельность, важно, что это плохая игра и ее надо прекратить.

Другое дело, что прекратить эту странную игру не так-то просто. Родителю сложно отказаться от заигрываниями со своим чадом, потому что эта игра поддерживает его собственную психику "на плаву". Хуже всего приходится инфантильным невротикам, которым так хочется быть в образе ребенка, что они становятся совершенно неразборчивыми в выборе родителя и готовы делегировать родительские функции кому угодно, даже собственным детям. Инфантильная мать так и заявляет: "А он у меня -имеется в виду ее пятнадцатилетний сын, - за хозяина дома. Все решения он принимает, во всем с ним советуюсь и без его одобрения даже белье себе не покупаю". Нарциссам тоже непросто, они вынуждены очаровывать всех подряд, в том числе и своих детей. Но, как бы там ни было, если есть внутренняя возможность для коррекции своего отношения к  своему ребенку, его надо скорректировать. Иначе, ребенку не удастся безопасными для своей психики способами заблокировать в бессознательном возможность инцеста и ему придется использовать опасные способы, от чего его психика может не выдержать и сорваться в психоз.

В качестве рекомендации. Уход отца из семьи часто становится испытанием, которая поврежденная психика подростка не выдерживает. Связано это опять же с комплексом Эдипа и необходимостью блокировать возможность соития с матерью. Лейтмотивом комплекса Эдипа является "женитьба" на матери, инцест навязывается ребенку логикой данной "женитьбы". Когда мать замужем за отцом, то "женитьба" сына на ней остается в подполье, и в таком качестве обременяет сына обязанностями "мужа" гораздо в меньшей степени, нежели, когда мать расстается с отцом и остается всецело на его попечении.  Теперь, сын должен заступить на место мужа матери, и мать, разумеется, ничего другого не желает, по крайней мере, так кажется подростку.  После того как отец ушел и мать осталась на попечении своего "настоящего мужа" никаких объективных преград перед инцестом не остается вообще, противоречие комплекса Эдипа, о котором я говорил выше, обостряется до предела, что, собственно, и приводит к психическому срыву подростка.

Уходу отца из семьи часто предшествует длительный и совсем не эстетичный его конфликт с женой, в котором сын принимает самое непосредственное участие. Глядя на то, как сын активно участвует в конфликте и практически собственноручно выставляет отца из квартиры, можно обмануться и подумать, что он хочет остаться наедине с матерью. Выгоняя отца, сын встает на защиту своей "дамы", но остаться наедине со своей "дамой" после победы он совершенно не желает.  После того, как отец покидает семью, с сыном начинают происходить метаморфозы, смысл которых состоит в том, что бы создать препятствие возможности инцеста. Сын на глазах превращается в карикатурное подобие своего отца: становится раздражительным, агрессивным по отношению к матери, часто уходит из дома, начинает напиваться и  вести сомнительный образ жизни, в конечном итоге, попадает в психиатрическое отделение.

Так вот, если вашего сына ждет перспектива стать победителем в схватке с отцом, и остаться с вами наедине облегчите ему задачу блокирования возможности инцеста. Сделайте, то, что сделала бы женщина, оставшись, в пространстве одной квартиры, без мужа наедине с посторонним ей половозрелым мужчиной, с которым она категорически не хочет иметь никакого секса.  По крайней мере, не говорите сыну, что теперь он остался в доме за мужчину (отца, мужика). Фраза эта, не смотря на свою распространенность, крайне вредная для психики подростка, остающегося единственным мужчиной у своей матери.

 

Как не вырастить гея!

Если Вы задаетесь подобным вопросом, то с большой долей вероятности ваш ребенок будет склонен к нормальным отношениям: родители гея подобными вопросами не заморачиваются.

Родители, конечно же причастны к появлению у ребенка психических заболеваний, другое дело, что их нельзя обвинить в этом: психические проблемы ребенка – следствие психических отклонений его родителей, которые, в свою очередь, следствие отклонений их родителей… и так до Адама и Евы, точнее, до Евы; черт ее дернул соблазнить Адама преступлением божьего запрета, с другой стороны, нечего было запрещать.

Если говорить серьезно, то именно отношение матери к ребенку определяет появление у последнего психической патологии: в идеале такого отношения просто быть не должно. Отношение матери к ребенку основывается на императиве «Ты должен быть таким-то (мой ребенок должен быть таким-то)»: чем более осознанным, более артикулированным и настойчивым является требование, тем с большей вероятностью психика ребенка не выдержит такого напряжения.

NB. Даже в восхищенном взгляде матери содержится императив: восхищение «как ты прекрасен» латентно содержит расширение – «ты должен таким и оставаться (ты должен меня восхищать)».

Проблема в том, что требование матери искажает, а иногда и, просто, ломает естественное становление психики ребенка – отсюда и психические отклонения в его развитии. Требования отца, в самый уязвимый для психики период (0-6 лет) развития, ребенка мало интересуют, только обладание матерью дает ему возможность жить в материнском, то есть – в позитивно предсказуемом, мире. Отец может поддержать психику ребенка взяв на себя материнскую функцию, если мать слишком отстранена от него, но даже в этом случае обладание матерью остается сверхцелью деятельности ребенка. Вообще говоря, как показывает психоанализ, образ отца является в психике ребенка «расходным материалом» в борьбе за обладание матерью.

Требования матери гея к своему ребенку обладают некоторой специфичностью. Именно эта специфика, судя по всему, и определяет выбор ребенком именно гомосексуального образа для самоидентификации.

Для начала скажу в чем мать гея не оригинальна. Мать гея, в первую очередь, крайне нарциссична, «тянет» центр на себя со страшной силой, отнимает центр у всех в семье даже у своего ребенка. Напомню, что для нормального развития психики ребенка именно он должен чувствовать себя в центре, а мама и папа должны, как минимум, быть не против. Так вот, в семье гея все наоборот, там центр занимает мать, а ее ребенок должен признавать за ней это право, понимая, что он, по сравнению с матерью, совершенно ничтожен. Здесь мать гея не уникальна, многие матери калечат психику ребенка, выдирая у него центр; специфичность матери гея в том, что она являет собой сексуальный центр: по ее бредовому сценарию все мужчины в нее влюблены, все мужчины ее хотят, в том числе и ее собственный ребенок. Надо сказать, что к инцестуальному вожделению своего сына мать гея относится с сочувствием и некоторым сожалением: она понимает, что ее сын заложник ситуации - он просто не может не хотеть ее, ведь, она, действительно, сексуально сверхценна, все мужчины обречены хотеть близости с ней.

Мать гея убеждена в свой априорной социальной исключительности (избранности, инакости, не от мира сего сущности, божественности). Разумеется, что свою исключительность она делегирует и своему ребенку в качестве императива: будущий гей обречен быть исключительным. По бессознательному сценарию гея, его «божественная» мать бросит его, как только обнаружит, что он обычный человек. Весьма характерно сочетание переживания внутренней ничтожности и экзальтированной убежденности в своей априорной социальной исключительности. Надрывная убежденность в своей инакости всегда имеет в основании переживание собственной ничтожности. В случае гея данный фактор, просто, более акцентирован: гомосексуальность – это, во многом, инакость напоказ. Вообще говоря, делегирование матерью своему ребенку статуса априорно исключительного социального существа весьма распространено: данное явление отражает, например, понятие «благородный».

На каком-то этапе отношения будущего гея со своей матерью очень напоминают сексуальные, разве что до коитуса не доходит, а так все на месте: объятия, поцелуи, восхищения ее привлекательностью, совместное пребывание в постели. Как правило, именно будущий гей помогает матери в выборе одежды и белья: я думаю, что модельеры-геи в своем воображении создают одежду именно для своей матери. Данный аспект отношений матери гея со своим сыном можно назвать специфическим: далеко не в каждой даже «благородной» семье встретишь столько нежности между матерью и сыном.

NB. На страницах сайта я не раз упоминал, что гомосексуальность является идеальным разрешением комплекса Эдипа; она является более актуальной в том случае, когда противоречия комплекса выражены наиболее ярко. В основе комплекса Эдипа лежит страх потери матери, чем сильнее страх потери, тем сильнее у ребенка потребность овладения матерью, тем менее он разборчив в выборе средств для ее овладения: будущий гей совсем неразборчив в выборе средств, страх потери матери выражен у него очень сильно. Мать будущего гея предлагает своему ребенку, по крайней мере, так тому кажется, сексуальный вариант овладения ею, и он, разумеется на него идет, отсюда столько «секса» в их отношениях. Но допустить инцест ребенок не может, - коитус ведет к превращению матери в женщину, то есть, по сути, к потере матери. Гомосексуальность разрешает данный парадокс: демонстрируя свою гомосексуальность гей как бы говорит матери: «Ты для меня самая желанная женщина на свете, я был бы рад заняться с тобой сексом, но не могу!» Таким образом, гомосексуальность позволяет человеку контролировать свои инцестуальные отношения с матерью, удерживать их от низвержения в коитус.

В чем мать гея действительно оригинальна, так это в воспитании сына: основная установка ее воспитательного процесса – «Женщина со вкусом выбирает талант!». Мать гея не хочет видеть в своем сыне мужчину в стандартно понимаемом смысле этого слова (воин, добытчик, хозяин, альфа-самец), такой мужчина для нее «быдло», ее сын должен быть, в первую очередь, талантливым. Она была бы разочарована в сыне, если бы тот никак не заявил о своей избранности (инакости, божественности). Мать гея совершенно не против гомосексуальности своего сына: она приветствует все что может так или иначе говорить о «не от мира сего» сущности ее дитя; гомосексуальность здесь как нельзя кстати. Очень вероятно, что блокируя в сыне «мужчину» мать гея блокирует собственные инцестуальные фантазии по отношению к нему. Говоря о комплексе «Эдипа» не нужно забывать, что контроль за сексуальной составляющей комплекса необходим не только «Эдипу», его мать также заинтересована в контроле за своими инцестуальными побуждениями.

Отец гея, конечно, не такой страшный персонаж, каким рисует его воображение сына, но он дает к тому повод, его образ легко демонизировать. Образ отца формируется ребенком с целью овладения матерью – это аксиома, об этом я говорил не раз. В этой связи, говорить об отце гея, как о самостоятельном персонаже не совсем верно. Фактически никакой особой агрессии отец гея по отношению к сыну не проявляет; конечно, он нарциссичен, ревнив и не любит сына так, как тому бы хотелось (нарциссы вообще кроме себя никого не любят), но не более того. Источником страха для гея он является только в силу своей потенциальной опасности, конкретные «злодеяния» предъявить ему сложно. Потенциальная опасность – это выдуманная опасность, регулируемая опасность; являясь плодом воображения она становится прекрасным инструментом для регулирования инцестуальных отношений: как только ребенка накрывает инцестуальное возбуждение («встает» на мать) он тут же начинает бояться отцовской расправы и возбуждения пропадает.

Есть еще один нюанс, который нужно отметить в связи с темой «отцовской агрессии». Являя собой апогей нарциссичности геи крайне нетерпимы и высокомерны к окружающим их людям: гомосексуальность – это, во многом, демонстративная исключительность, «избранность» напоказ. Даже не осознавая этого, гей походя раздает всем окружающим статус «быдла», и не многие, считавшие данное послание, способны совладать со своей агрессией. Во время психоанализа я всегда делаю акцент на недооценке анализантом своей «нарциссической» агрессивности по отношению к отцу. Оценивая степень агрессивности и неадекватности отца гея нужно всегда учитывать, что он пребывает у сына в статусе «быдла» и не всегда последнему удается скрыть свое нарциссическое высокомерие.

Нельзя сказать, что гей - жертва сумасшедшей мамаши, все эти игры в избранного-инакого ему тоже очень нравятся и он сам их культивирует. Проблема лечения гомосексуальности именно в том, что больному нравится его болезнь: умирать не нравится, а болезнь нравится – такое часто бывает. Гею не нравятся: одиночество и никому не нужность, фобии, панические атаки, депрессия, враждебность окружающего социума; а избранность-инакость ему очень нравятся. Гомосексуальность, повторюсь, это именно избранность напоказ (открытая форма бреда избранности).

Акцент на том, что гомосексуализм является одной из форм бреда избранности крайне важен в контексте обсуждаемой проблемы. Все о чем я говорил в первой части работы касается и профилактики появления у ребенка гомосексуальных склонностей, - корень у всех подростковых проблем шизоидного круга один и тот же.

Сразу возникает вопрос: «А можно ли влиять на развитие бреда избранности, если в нем все дело?». Конечно, повлиять хотелось бы, но, как мне кажется, дело это почти безнадежное. Как можно повлиять на желание человека чувствовать себя априорно выше окружающей «серости»?! Адресат вашей помощи понимающе посмотрит на вас как на быдло, и вы сами поймете, что в вашей помощи никто не нуждается, скорее, наоборот. Проблема коррекции процесса формирования у человека представления о своей априорной социальной исключительности, к которому безусловно относится и представление об инакости своей сексуальности, состоит в невозможности стать для гея значимой фигурой, занять в его референтном социуме значимое место. Это место уже надежно занято его матерью, а она совершенно не собирается отказываться ни от своей сексуальной сверхценности, ни от своих претензий на избранность, ни от своего настойчивого желания видеть в своем чаде «гения». В своем представлении, мать гея может родить только априорно исключительное социальное существо, и гей совсем не против своей «божественности»; все, кто говорит, что это не так натыкаются на его понимающее высокомерие.

NB. Как я уже не раз говорил на страничках сайта, бредовое, по сути, представление о своей априорной социальной исключительности помогает человеку управлять своими психическими процессами (развернутый вариант данного тезиса можно найти в моих работах «Атрибуты субъективности» и «Закономерности формирования и функционирования «Я» человека», они представлены на сайте в разделе «Феноменология субъективности (новая психоаналитическая теория)»). Данное представление именно бредовое – оно не соответствует действительности: в действительности люди не отличаются друг от друга априорно, - соответственно, принцип реальности не пропускает данное представление в сознание без внятных для себя доказательств. Гомосексуальные наклонности являются, как раз, такими доказательствами. Они помогают человеку провести представление о своей априорной социальной исключительности через критику своего(!) принципа реальности. В качестве доказательства своей априорной социальной исключительности гей демонстрирует своему принципу реальности свою аномальную сексуальность; так и говорит: «Какие тебе еще нужны доказательства; совершенно очевидно, что мы особенные существа с открытой восприимчивостью ко всему прекрасному, изысканному и статусному, мы - третий пол, наша сексуальность также изыскана, как и наши чувства. Окружающему быдлу сложно понять почему секс с прекрасным юношей более изыскан, нежели секс с женщиной, а древним грекам и римлянам это было совершенно очевидно…».

Для того чтобы ваш сын не вступил на путь гомосексуализма нужно соблюдать все те правила, о которых я говорил в первой части работы. Это, пожалуй, единственное, что вы можете сделать. На саму идею априорной исключительности вы повлиять вряд ли сможете, а вот придать данной идее жизнеспособную форму вам вполне под силам.

Пока, конец...

 

Добрый день! Я искала материалы о воспитании детей и набрела на ваш текст о профилактике психических расстройств. Во многом он оказался для меня неожиданным - некоторым вещам мы с мужем просто не придавали значения. Но также у меня возникли вопросы. Вы много пишете о том, как вести себя родителям с ребенком противоположного пола. Конечно, это очень важно. Но мне хочется спросить, что делать матерям дочерей. Моей дочери пять лет, но мы уже столкнулись с проблемой взаимоотношения полов. Сейчас я вижу, что она присутствовала и раньше. Но в полтора-два-три года все выглядело очень невинно и смешно. Мы хотели, и хотим, чтобы дочь выросла с традиционной ориентацией, поэтому поощряли её интерес к мальчикам и мужчинам. Когда она с детской непосредственностью подбегала к привлекательному мужчине и принималась закатывать глаза и крутить перед ним попой, мы думали, что это такое естественное проявление симпатии и детской наивности. Нам казалось, что она это перерастет и научится проявлять свой интерес более цивилизованным способом. И мы её за это даже хвалили. Но время идёт, а поведение не меняется и даже становится всё более назойливым. Кроме того, ей очень нравится один наш родственник. Она на нём буквально виснет. Так что его жена уже с раздражением спрашивает, будет ли она и в пятнадцать лет прыгать на коленках у дяди Б. Ещё она скопила немного мелочи и в гостях приценивалась к папам других детей. Договорилась купить одного за "сто тысяч долларов", попросила у папы "добавить". Естественно, он отказался. Она расплакалась и не хотела с нами разговаривать. Я не знаю, повод ли это тревожиться о психике дочери. Или я просто волнуюсь о мнении окружающих. И как матери вести себя в такой ситуации?

Из переписки:

"Именно к мужу она относится довольно спокойно. Насколько я понимаю, она считает его своей собственностью по умолчанию. Правда, может кривляться ему назло, когда он её одёргивает. Обычно это происходит при посторонних людях. Может, например, развалиться и задрать ноги. Он ей говорит «прекрати!», может несильно шлёпнуть по ноге. Тогда она отбегает, и делает то же самое, но так, чтобы её не сразу поймали. Папа у нас строгий, может отругать, поставить в угол. «Воспитывает» её главным образом он, потому что к его словам она больше прислушивается. Я не замечала, чтобы она соперничала со мной. Но она явно соперничает с другими взрослыми женщинами.

Моих замечаний она в упор не замечает. Женщин она либо игнорирует, либо считает соперницами. Когда узнала, что скоро родится сестричка, злилась и говорила «не люблю девочку»,  «девочка плохая». Жену своего любимого дяди часто «нечаянно» толкает, когда была меньше – могла ущипнуть или укусить.

На сверстников е сексуальное поведение не распространяется. Она их тоже считает за соперников, может побить даже мальчиков. Не подраться ради возни, а ударить палкой или машинкой. Да, она красивая и яркая. Худенькая, высокая, у неё густые черные волосы и большие черные глаза, выразительное лицо".

 

Если в вашем рассказе нет неосознанных искажений, то  следует констатировать, что у вашей дочери открытый комплекс Электры, соответственно - это повод чтобы заботиться о психике дочери. О самом комплексе Эдипа-Электры я много говорю на страничках сайта, что касается его открытого варианта, то следует сказать, что это довольно редкое явление.  В любом случае, исход данного варианта течения комплекса, как и любого другого психического отклонения, зависит от условий, в которых он протекает.  Помимо всех тех правил и ограничений, которых требует процесс воспитания вытесненного комплекса Эдипа-Электры, я о них говорил выше, воспитание открытого комплекса Эдипа-Электры потребует от Вас открытой коррекции сексуального поведения дочери. Вам придется воспитывать сексуальное поведение вашей девочки, что, конечно же, совсем непросто: взрослым самим бы разобраться со своей сексуальностью, а тут, ребенка надо воспитывать.

Воспитание сексуального поведения, как и любой другой воспитательный процесс, предполагает конструктивное отношение к корректируемому искажению. Конструктивное - значит, что к описанному Вами неадекватному сексуальному поведению дочери Вам надо относится, как к ошибочному, а к самой дочери, как к совершающей ошибку. Соответственно, неадекватно относится к дочери, как к "развратной по природе" или как-нибудь в этом роде. С природой у нее все в порядке, просто ей кажется, что ей удастся экстраполировать свой успешный опыт по завоеванию отца на чужого дядю, совершенно распространенное заблуждение женщин. Со временем у нее, безусловно, появится негативный опыт и если вы, родители, сохраните с девочкой конструктивные отношения, то сможете скорректировать ее сценарий "Как быть принцессой", сделать его более реалистичным. Судя по вашему письму, ваш муж действует правильно. Если бы он не поощрял ее агрессивное поведение по отношению к сверстникам, то было бы совсем хорошо: в основе ее сексуально-завоевательского поведения лежит именно агрессия, направленная на женщин, ассоциирующихся у нее с матерью, соответственно, поощрять агрессивность девочки нецелесообразно, она и так слишком агрессивна.

Самое главное, но и самое сложное, в вашей ситуации - это Вам самой избавиться от внутреннего страха быть заподозренной окружающими в природной распутности или в природной же стервозности (по "стервой" я в данном случае понимаю женщину, открыто демонстрирующую окружающим ее женщинам, что в борьбе за любого понравившегося ей мужчину она не остановится ни перед какими нравственными, этическими и эстетическими ограничениями) . Если такой страх есть, то ваша дочь с таким демонстративно сексуально-завоевательским поведением будет прекрасным доказательством для всех подозревающих, что Вы, на самом деле, совсем не такой ангел, каким хотите казаться. Если такое обвинение для вас невыносимо, то страх перед ним не позволит Вам проводить адекватную воспитательную работу, о которой я говорил выше. Вам сложно будет идентифицировать себя с матерью этой маленькой "стервы", Вы начнете непроизвольно отдаляться от своего ребенка, демонстрируя окружающим, что Вы тут не при чем, что еще более усугубит невротическую ситуацию девочки. Если обратиться к невротической конституции "стервы" то можно обнаружить, что такое агрессивно сексуальное поведение женщины обусловлено, как раз, ее протестным отказом от матери, и переносом образа матери на отца, который, по ее бессознательному сценарию, должен быть ей и матерью и отцом одновременно. Таким образом, непроизвольное дистанцирование от "порочной" дочери только усугубит ее исходный невротический конфликт, что приведет к усилению ее потребности в мужчине, замещающему потерянную мать, и ее "стервозное" поведение станет совсем некритичным.

В вашей ситуации неправильно подыгрывать девочке, неправильно делать то, что Вы делали, когда все это выглядело "наивно и смешно". Правильно занять критическую позицию по отношению к происходящему, требовать от девочки вменяемого ответа на вопрос о том, что и зачем она делает и кому это надо. Желательно вести подобные дискуссии спокойно, в идеале, с юмором, но и эмоциональные выпады типа: "Ты ведешь себя как идиотка ( заметьте, не "шлюха" а "идиотка", то есть - глупо). Ты пока ребенок, а не женщина так веди себя соответствующе, вырастешь, тогда и накрутишься попой если не поумнеешь к тому времени" - тоже подойдут.  Подобное возмущение папы будет более действенным, возмущение мамы может восприниматься девочкой как проявление зависти, но отстраненность матери еще хуже, поэтому если вступает мама, папа должен поддержать и усилить.

Во время воспитательного процесса нужно избегать определений типа "шлюха", "стерва" и пр., даже такое безобидное определение как "красавица ты наша" именно в вашем случае недопустимо. Любуясь своей девочкой, а из переписки я знаю, что Вы считаете ее красивой, Вы, по сути, видите в ней будущую успешную красавицу, светскую львицу всю в бриллиантах и мерседесах, то есть, бессознательно проецируете на нее свой собственный идеал. Но ничего этого не будет, так что ваши восторги совершенно неуместны. Ранняя сексуальность, как бы объективно красива не была девушка, всегда заканчивается не так как хотелось бы, поэтому тревога в вашем взгляде была бы более уместна, нежели восторг и умиление. Впрочем, тревоги, кажется, у вас хватает.

Воспитательный процесс должен опираться на понятие "глупо" (неумно, неадекватно и пр.), в эмоциональном варианте: "дура"( идиотка и пр.), то есть, напирать на принцип реальности девочки, который есть не что иное, как естественное стремление человека, а значит, что и вашей девочки тоже, быть адекватным собственным целям. Только побуждая принцип реальности девочки к диалогу, Вы сможете скорректировать ее поведение, точнее, она сама его скорректирует, потому что ей и самой, больше вашего хочется быть эффективной. На этом, к слову сказать, основывается эффект действия психоанализа. Если Вы будете оперировать такими понятиями как: "шлюха", "стерва", "плохая девочка" и пр., то эффект от вашего воспитания будет прямо противоположный вашим ожиданиям. Все эти определения не отвечают на главный вопрос, а именно, не объясняют, почему так действовать нельзя. Ну и стерва, а что тут плохого. Чем, собственно, плохо быть стервой, шлюхой или плохой девочкой; разве, что некоторые асексуальные женщины в их обществе бояться за своих мужей, так и пусть бояться, кто им виноват, что они такие-никакие. Именно так думают те, кого называют "стервами". Это определение их возвышает, а не унижает. Кроме того, современная масс-медиа играет против морально нравственных обвинений: такие понятия как "стерва", "шлюха", "плохая девочка" и т.п. часто имеют позитивное наполнение, коррелирующим с понятиями: "успешная", "эффективная" и пр. ("Хорошие девочки попадут в рай, а плохие, куда захотят") Поэтому все ваши попытки воззвать к морально-нравственным началам в вашей дочери потерпят крах. Ее референтый социум составят молоденькие "стервы" с экранов телевизора. Переступив запреты и наплевав на все табу они прекрасно себя чувствуют в содержанках у "папиков", гордо взирая на понуро плетущееся "быдло" из окон своих дорогих автомобилей.

Возможно, ваша дочь своим "стервозным" поведением реализует ваш собственный бессознательный идеал. Это может быть серьезной проблемой вашего воспитания, дети очень чувствительны к контексту. Если Вам самой такая "красивая" жизнь "стерв" представляется абсурдной и вы можете грамотно сформулировать свои возражения, то, в этом случае, у вас есть возможность перевоспитать дочь. Если же Вы в тайниках души завидуете тем, кто может, переступив черту, добиться жизни сладкой, то, боюсь, что воспитательный процесс окажется под угрозой.